gallery/шапка
gallery/1

   Остров Корфу, или как его называют греки Керкира, расположен на самом «входе» в Адриатическое море и исстари представлял огромный интерес для всех стран, соперничающих в этом регионе. Поэтому неудивительно, что в разные эпохи им владели греки, римляне, византийцы, венецианцы, французы и англичане. Последние в 1864 году передали Корфу Греции, в состав которой он с тех пор и входит. Правда, во время Второй мировой войны Корфу оккупировали сначала итальянцы, а затем немцы, но период оккупации длился всего три года, после чего над островом опять был поднят греческий флаг.

gallery/800px-ushakov_ff
gallery/2e242913f4d40403453bb7a4cbe66455

03 марта 2019 г.

Памятная дата военной истории России.

   В этот день в 1799 году русская эскадра под командованием Фёдора Фёдоровича Ушакова взяла штурмом крепость Корфу.

КАК АДМИРАЛ УШАКОВ ЧЁРНОЕ МОРЕ РУССКИМ СДЕЛАЛ

Фёдор КОНЮХОВ - 28 июля 2013

У каждого человека должны быть герои, на которых ему хотелось бы походить. Для меня одним из таких героев ещё с детских лет стал наш великий флотовóдец, непобедимый русский адмирáл Фёдор Фёдорович Ушакóв. Удивительного тут ничего нет: ведь я уже в детстве точно знал, что обязательно буду моряком и путешественником. А на кого ещё равняться будущему мореходу, как не на самых славных капитанов и адмиралов?

Честно говоря, не так уж много есть в истории отечественного мореплавания имён, которые можно было бы поставить рядом с именем Фёдора Ушакова. Ведь именно он своей храбростью и талантом сумел завоевать для России Чёрное море. Не город и не крепость, а целое море — только представьте себе!

Когда-то через Чёрное море проходил знаменитый торговый путь «из варяг в греки». Уже в те далёкие времена русичи считались храбрыми мореходами. Ладьи наших предков в девятом и десятом веках нашей эры безраздельно господствовали на водах этого моря, поэтому и называлось оно тогда Русским. Но потом всё черноморское побережье завоевали турки, и море стало принадлежать грозной Осмáнской (турецкой) империи.

Долгие годы на Чёрном море русского флота не было вообще, а турецкие боевые корабли бороздили его вдоль и поперёк. Однако при государыне Екатерине Великой было принято историческое решение — строить флот на Чёрном море.

Для этого неподалёку от устья Днепра был основан новый город Херсóн, в котором быстро оборудовали верфи — специальные места для постройки кораблей. В Херсон направили самых опытных корабельных мастеров и привезли самый лучший лес.

А чтобы работа шла быстрее, строительство кораблей отдали под начало будущим командирам. Одним из них стал Фёдор Фёдорович Ушаков, капитан второго ранга[1], назначенный на строящийся линéйный корабль «Святой Павел».

 

Победа над чумой

 

Славным моряком был Фёдор Ушаков, а всё-таки самый первый орден он получил не за морские баталии, а за решительные и продуманные действия на суше. Сразу по прибытии в Херсон ему пришлось защищать команду своего корабля от жестокого и беспощадного врага — чумы [2]. Эта страшная болезнь свирепствовала в те времена на юге России, выкашивая подчистую целые селения. Пришла она и в Херсон.

В то время считалось, что чума распространяется по воздуху, и потому бороться с ней пытались с помощью дыма. Для этого на улицах разводили многочисленные костры, окуривали жилища. Но это не помогало — болезнь уносила всё больше жизней. И хотя государству были очень нужны корабли, командование отдало капитанам приказ: полностью прекратить работы на верфях и все силы бросить на борьбу с чумой.

Докторов в Херсоне почти не было, так как они боялись заболеть сами и под разными предлогами отказывались ехать в заражённый город. Поэтому Фёдор Ушаков самостоятельно решил спасать своих моряков от смертельной болезни. Для этого он вывел команду своего будущего корабля в степь, подальше от чумного города. Всех матросов и офицеров он разделил на небольшие группы, жившие отдельно друг от друга. Каждая группа построила себе жилище из прибрежного камыша, поскольку другого материала для строительства в степи просто не было.

На значительном удалении от этих камышовых домиков располагалась больница — отдельная палатка. Если появлялся заболевший, его немедленно отправляли туда, а домик вместе со всеми вещами сжигали, чтобы уничтожить заразу. Остальные тут же строили себе другой дом, благо на днепровских берегах камыша были целые заросли.

Общение одной группы с другой было строго запрещено. Ушаков сам неустанно за всем этим следил. В результате таких энергичных действий капитана Ушакова в его команде чума исчезла на четыре месяца раньше, чем в командах других кораблей.

В самые тяжёлые дни развития болезни он боролся с ней спокойно и решительно. Ни одного из своих матросов Ушаков не отправил в переполненный больными Херсонский гóспиталь (военную больницу) и тем самым спас многих от неминуемой смерти.

За умелые действия в борьбе с чумой и проявленные при этом старания Фёдора Ушакова повысили в звании и наградили орденом Святого Владимира.

 

Моряки на качелях

 

Ушаков победил чуму. Среди его команды больше не было ни одного больного матроса. Но строительство кораблей на верфях по-прежнему было приостановлено, потому что болели команды остальных строящихся судов и корабельные мастера.

Чем же заняться на берегу матросам корабля, который ещё не построен? Другие, может быть, разленились бы, а то и безобразничать пошли по окрестным сёлам от безделья. Но у Фёдора Ушакова не забалуешь! Он быстренько придумал команде занятие, которое сначала вызвало недоумение у морского начальства в Адмиралтéйстве [3]. А всё дело в том, что Ушаков заставил своих матросов... качаться на качелях!

Да-да, вы не ослышались! Всё именно так и было: на берегу у самой кромки воды построили с десяток больших качелей. Целыми днями матросы раскачивались на них взад и вперёд, да так высоко, что дух захватывало. Только вот качались они не просто так — на качелях были установлены небольшие пушки, а у матросов в руках были зажжённые фитили. На воде, в нескольких десятках метров от качелей, стояли на якоре плоты с мишенями, сделанными из старых парусов, натянутых между двумя мачтами.

На каждом парусе была нарисована цель — чёрный круг. И матросы Ушакова учились стрелять в цель с раскачивающихся качелей. Ведь во время морского сражения корабль никогда не стоит ровно на тихой воде: его порой швыряет волнами так, что ни с какими качелями не сравнить. Из-за этого очень часто залпы корабельных орудий не попадали во вражеские судна: только-только прицелились матросы, а корабль подняло на высокой волне,

и все ядра пролетели над врагом и шлёпнулись в воду. Чтобы подобного конфуза в бою не случалось, и придумал Фёдор Ушаков для своих пушкарей такое упражнение на меткость.

 

Что такое линейный корабль

 

И вот с херсонской верфи сошёл на воду линейный корабль «Святой Павел», которым командовал Фёдор Ушаков.

А знаете ли вы, что это такое — линейный корабль и почему он так называется? Сейчас я вам расскажу об этом.

Главным оружием парусного военного судна были пушки. Поэтому в течение столетий корабли вооружали как можно бóльшим количеством орудий, которые располагались вдоль борта.

Но тут имелась одна проблема: по соображениям прочности корабль с деревянным корпусом нельзя было делать длиннее семидесяти-восьмидесяти метров, а это ограничивало и длину бортовой батареи пушек. Поэтому более двух-трёх десятков  орудий возможно было разместить лишь в несколько рядов.

Так появились военные корабли с несколькими орудийными пáлубами [4], несущие до полутора сотен орудий различного калибра (то есть диаметра).

А само название «линейный корабль» возникло потому, что в бою многопалубные корабли стали выстраивать в линию — чтобы во время своего залпа они были повёрнуты к противнику бортом, так как наибольший урон вражескому кораблю наносил одновременный залп всех бортовых орудий. Такую линию, например, создавали корабли, шедшие друг за другом и затем одновременно вставшие на якорь.

При встрече с противником два флота выстраивались параллельно друг другу и начинали обстреливать врага из всех пушек. И тогда уже побеждал тот,

у кого пушкари были точнее, а борта на корабле — крепче. Поэтому на линейных кораблях борта делали из самого прочного дерева (дуба или тика), а толщина их иногда достигала почти метра.

Вот на таком могучем корабле и вышел на просторы Чёрного моря капитан Фёдор Ушаков. «Святой Павел» был вооружён шестьюдесятью шестью пушками, а днище его по настоянию Ушакова обшили медными листами, чтобы увеличить скорость.

Воевал Фёдор Ушаков на линейном корабле, а вот от тактики линейного боя решительно отказался. Причина была простая: не хватало у молодого русского флота кораблей, чтобы выстраивать их в линию против могучей турецкой эскадры.

Судите сами: в сáмом первом сражении на Чёрном море у турок было семнадцать линейных кораблей и восемь фрегáтов[5]. А в русской эскадре фрегатов было целых десять, а мощных линейных кораблей — всего два.

Ну разве можно было выстраивать такие неравные силы в линию? Ведь турки просто-напросто расстреляли бы наши корабли, и на этом всё дело и закончилось бы.

Но не зря Ушаков долгими ночами просиживал над картами и схемами знаменитых морских сражений, расставляя там игрушечные кораблики. Он придумывал новую, небывалую ещё тактику — чтобы небольшой флот за счёт храбрости моряков и умения командиров смог победить куда более сильного противника. И когда он придумал свой план, то уже ни один из турецких флотоводцев не смог ему противостоять.

В историю морских сражений вошли три самые знаменитые схватки Ушакова с турками на Чёрном море — бой у острова Фидониси, бой у мыса Тендра и бой у мыса Калиакрия.

 

Бой у Змеиного острова

 

Остров Фидониси в переводе на русский язык означает «Змеиный остров».

И здесь-то сошлись в неравном бою русская и турецкая эскадры. Турками командовал знаменитый моряк Эски-Гасан, которого именовали «крокодилом морских сражений».

Прозвали его так за то, что однажды во время жестокого боя он сумел выплыть из-под обломков своего корабля да ещё и с зажатой в зубах саблей. Этот самый «крокодил» выстроил свои двадцать пять кораблей в линию и собирался без особого труда уничтожить русские корабли.

Но Ушаков, вместо того чтобы устраивать обычную в таких случаях перестрелку, вдруг повёл свои корабли на сближение с головными кораблями турецкой эскадры. Турки прекратили стрельбу и собрали команду на палубах для абордáжного[6] боя.

В этот момент, убрав паруса и уменьшив скорость, Ушаков приказал бить в упор из всех орудий по бортам неприятельских кораблей. Вот тогда и пригодились нашим матросам тренировки на качелях, которыми изматывал их Ушаков на берегу. Огонь русских пушек был точным и сокрушительным, и турецких моряков буквально сметало с палуб. Эски-Гасан вышел из линии и попытался помочь своим кораблям, издалека открыв огонь по «Святому Павлу».

И тогда произошло то, на что и рассчитывал Фёдор Фёдорович: эти снаряды попадали в более высокие турецкие корабли, которые теперь закрывали русские парусники от пушек «крокодила морских сражений».

К такому необычному способу ведения морского боя турки были не готовы. Потеряв множество матросов во время стремительной атаки русских кораблей, Эски-Гасан увёл свои корабли к берегам Турции.

А что касается потерь русских, то после переклички в команде Ушакова не оказалось ни одного убитого! Это была самая первая победа русского флота на Чёрном море.

 

Бой при Тендре

 

Через два года Ушаков снова сразился с турками, теперь уже у мыса Тендра. Шел 1790 год, продолжалась очередная Русско-турецкая война. Наши войска начали наступление в районе реки Дунáй.

Для помощи им была сформирована галéрная флотилия — отряд небольших кораблей, которые двигались за счёт гребли вёслами. Такие корабли могли легко ходить по мелководью и неожиданно подбираться к противнику по руслам рек.

Но тут возникла проблема: проплыть к наступающим русским войскам наши гребные суда не могли из-за турецких линейных кораблей, стороживших устье Дуная. И тогда на помощь флотилии пришла эскадра контр-адмирáла[7] Ушакова.

Появление русских парусников привело турок в чрезвычайное замешательство. Несмотря на превосходство в силах, они спешно стали рубить канаты и в беспорядке отходить к Дунаю. А Ушаков, не меняя походного построения в три колонны, на всех парусах мчался прямо на вражеские корабли.

Турки думали, что русский командующий сначала расставит корабли в линию и лишь потом начнёт атаку. Но Ушаков, не снижая скорости, поднял на мачтах флажки, обозначавшие сигнал: «Сосредоточить атаку на передовых неприятельских судах».

Турецкий флагман «Капудания» в считанные минуты был атакован сразу с двух сторон и попал под сокрушительный огонь. Перепуганные турки, сбрасывая в воду пушки, чтобы увеличить скорость, с трудом смогли оторваться от русских.

 

Бой при Калиакрии

 

Понятно, что турецкому султану очень не по нраву пришлись победы Ушакова. Чтобы разбить ненавистного Ушáк-пашу (так уважительно называли Фёдора Фёдоровича турки), султан перебросил на Чёрное море флот из африканских владений под предводительством пирата-алжирца Саит-Али. Тот пообещал, что разобьёт русских, а самого Ушакова привезёт султану в деревянной клетке. Это его хвастливое обещание быстро разнеслось среди турецких моряков, а потом долетело даже до самого Ушакова.

Но одно дело — хвастаться, а другое — воевать. Ушаков напал на эскадру возле мыса Калиакрия, у берегов северной Болгарии. Первым же ядром с русского флагмана на алжирском корабле вдребезги разнесло верхушку мачты. Деревяшка от мачты отлетела в пирата Саит-Али, тяжело ранив его в подбородок. Окровавленный алжирский предводитель, не так давно желавший пленить Ушакова, был унесён с палубы в каюту.

Передавали, что наш адмирал, проходя в пылу сражения на своём корабле под самой кормой алжирца, прокричал ему по-русски: «Саит, бездельник! Я отучу тебя давать такие обещания!»

В этом бою Ушаков совершил невиданный по своей смелости манёвр — провёл свои корабли между стоявшей на якорях эскадрой турок и береговой батареей, палящей по русским изо всех орудий. Это было, конечно же, опасное решение. Но Ушаков никогда не рисковал просто так, наудачу. Атакованные с неожиданной стороны турецкие корабли не смогли вовремя перестроиться и были настолько стеснены, что из-за неразберихи начали даже стрелять друг в друга.

Лишь десять кораблей с большими повреждениями сумели уйти тогда от Ушакова. Жалок был их вид, когда прибыли они в столицу Османской империи город Стамбул: поломанные мачты, зияющие в бортах пробоины... В довершение всего корабль самого Саит-Али, войдя на рейд[8], начал тонуть у всех на виду и пушечными залпами просить о помощи. Турецкий султан был так напуган увиденным зрелищем и известием о сокрушительном поражении своего флота, что немедленно поспешил заключить мир с Россией. Отныне Чёрное море снова стало русским.

 

С любовью к людям

 

Вот так Фёдор Ушаков подарил России целое море. Конечно же, он выделялся даже среди самых великих людей морской профессии. Судите сами: за всю жизнь он не проиграл ни одного сражения, а во время этих сражений не потерял ни одного своего корабля.

Но, думается, главный талант Фёдора Ушакова был всё же не в искусстве ведения морского боя и даже не в уме и отваге бесстрашного адмирала. Главный его талант — в умении понастоящему любить каждого человека, независимо от его звания и чина. Ушаков всегда по-отечески заботился о матросах, служивших на его кораблях.

Известно, что во времена парусного флота капитан на судне был грозной фигурой, вершителем людских судеб. А простой матрос — бесправным существом, которого даже самый младший офицер мог обругать или ударить за любую провинность.

Но Фёдор Ушаков был в этом смысле необычным капитаном, и на его кораблях к матросам было совсем иное отношение. Ушаков всегда следил, чтобы их досыта кормили и не наказывали без причины. Помещения на нижних палубах, где жили матросы, он приказывал регулярно проветривать, чтобы матросы не болели. Во время каждого боя он стремился, чтобы потери в командах кораблей были как можно меньшими. И даже к врагам он был великодушен и милосерден.

Может быть, вы удивитесь, но меня больше всего восхищают в Ушакове не его военные победы, хотя я очень высоко их ценю. Я ведь и сам моряк, поэтому могу себе представить, как нужно действовать в той или иной ситуации на море. Но вот когда я читал, как Фёдор Фёдорович заботился о матросах в Херсонской степи, зная, что и сам может в любой момент заразиться смертельной болезнью... — вот тут я не могу с уверенностью сказать, что смог бы повторить такое.

Этот подвиг требует от человека не просто героизма, а сáмой настоящей святости. Велика была любовь Фёдора Ушакова к людям. Потому и народная любовь к нему не угасает вот уже более двух столетий.

В честь Ушакова названы корабли, улицы и даже малая планета в космосе. В нескольких городах ему поставлены памятники. А в городе Сарáнске взметнулся к небу огромный красавец собор в честь Фёдора Ушакова, которого Русская Православная Церковь канонизировала как святого воина. Таким стал итог жизни адмирала Ушакова — человека, подарившего нашему Отечеству Чёрное море.

gallery/54006263
gallery/v.d.-ilyuhin.-vstrecha-a.-v.-suvorova-i-f.-f.-ushakova-v-sevastopole-
gallery/persony-09

ИКОНА СВЯТОГО ПРАВЕДНОГО ФЁДОРА УШАКОВА

В.Д. ИЛЮХИН. «ВСТРЕЧА А. В. СУВОРОВА И Ф. Ф. УШАКОВА В СЕВАСТОПОЛЕ»

Автор книги (серия «Настя и Никита») - известный путешественник  (принял ныне и сан священника – ред.), который с детских лет чтит великого русского флотоводца адмирала Фёдора Ушакова. Своей храбростью и талантом он сумел завоевать для России Чёрное море. Юный читатель узнает о том, какой вклад внёс Ушаков в создание Черноморского флота, какую неожиданную тактику ведения морского боя разработал и применил, ознакомится с описанием трех знаменитых сражений с турецким флотом. В книге рассказывается также об уникальном умении Ушакова любить людей и быть милосердным даже к врагам.

[1]  Ранг капитана определялся количеством пушек на корабле — на «Святом

Павле» было 66 пушек.

[2] Во времена Ушакова чума была неизлечима. Лишь когда изобрели противочумную сыворотку, эта смертельная инфекция была побеждена

[3] Адмиралтейство — государственное учреждение, откуда осуществлялось руководство флотом.

[4] Палубами называют «этажи» корабля

[5] Фрегат — корабль, у которого была всего одна пушечная палуба.

[6] Абордáжный бой — это когда одно судно сцепляется крючьями с другим,

чтобы дальше матросы могли сражаться врукопашную

[7] Контр-адмирал —  воинский чин на флоте

[8] Рейд — место внутри или вблизи порта, где судно стоит на якоре.